Vampires | Stetford story

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vampires | Stetford story » Флешбеки » Долги бывают разными {Pit Aivery & Jessica Tear}


Долги бывают разными {Pit Aivery & Jessica Tear}

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Время: Декабрь. Вечер. Примерно 18.00
Место: Стетфорд. Местная гостинница. Номер Джесс.
Краткое описание: Как-то раз Джесс и Америка, совершенно не подозревая о происхождении друг друга, заседали в баре. В порыве алкогольной зависимости выяснилось, что мадам Роуз оказалась уже непередвигаемой. Так что за ней пришли уже ее друзья-вампиры, среди которых был и Пит. Оказалось, что за транспортировку Америка была должна молодому человеку, с чистой совестью Роуз переписала свой долг на счет Тиар. Сегодня же вампир все-таки решил забрать своей долг у охотницы.

+1

2

Снег белый и пушистый плавно опускался на золотисто-каштановые вьющиеся волосы парня. Он направлялся мирно  к той, что обещала ему долг за Америку. Улицы. Дороги. Темно. Ни одной живой души. Благо Айвери пообедал одной душенькой пока направлялся к Джесс в гостиницу. Этого конечно не хватит на долго, но всячески лучше чем вообще ничего.
Интересно, как она будет отдавать долг за непоседой Америкой? Если у неё не будет денег, и ей будет его не отдать, то мне придется её съесть. Ну а что?
Парень шумно выдохнул струйку белого дыма и на мгновение замер на широкой дороге. Крупные белые снежинки продолжали медленно падать вниз. Ложились на его идеальные манящие черты лица и...не таяли. Холодный, такой же холодный как лед. Прекрасное изваяние смерти. Подняв голову вверх он пристально впился темно-карими глазами в снежное небо. Он любил красоту природы. И просто не мог пройти мимо и не залюбоваться этим совершенством из совершенств. Вампиры тоже ценители прекрасного, как бы смешно это не звучало.
Прекрасная погода...А впереди меня ждет довольно прекрасная девушка. Точнее прекрасный долг.
Усмехнувшись себе под нос, парень прибавил ходу. Докурив сигарету, он выкинул её в сугроб, от чего та сразу потухла и застыла. Холода парень не ощущал, но по человеческим меркам, на улице сейчас было достаточно холодно. От чего в последнее время рацион излюбленной еды парня заметно сузился. Все высиживали у себя в домах, скрываясь от трескучего мороза. А лишнюю шумиху наводить не хотелось. Поэтому бедняжке Питу пришлось питаться теми смельчаками, которые решились выйти одни, да ещё пройтись по подворотням. Как говориться не ходите дети по лесу гулять. Но дело не в этом. Мы отвлеклись от темы. Парень уже добрался до гостиницы, и пройдя внутрь направился в указанный ранее Америкой и Джесс номер. Поднявшись на третий этаж, парень бесшумно подошел к двери номера и усмехнувшись нажал на звонок два раза.
А вот и я...

0

3

Из города в город. Города каждый раз были разные по своему строению, описанию, домам, но по своему внутреннему миру каждый был похож на предыдущий как будто их штамповали на одном заводе, будто было организовано фабричное производство городов. Каждый был в какой-то степени наделен пороками, причем всеми сразу, никогда не было опредленно одного, только вместе, адской смесью. Все они были населены двурукими, двуногими существами, которые как раз и воспроизводили в реальность весь список грехов, что когда-то был опреден Всевышним. Города были похожи друг на друга и путешествовать по ним было бы уже давно неинтересно и скучно, если бы девушка не преследовала одну и ту же цель, которая так раскрасила последние года ее жизни. А это радует, хоть и жизнь окрасилась в багрово-красные оттенки, цвета крови. Все равно у любой гонки есть финиш, у жизни - это смерть, а Джессика все-таки оказалась вместе, где все получали джек-пот, в Стетфорде. Городок уже выделялся из всех виденных ранее, он как будто бы остался в девятнадцатом веке... Может быть, каким-то образом это было и так, но ее это забавило. Не смотря на все обстоятельства проживания в отеле, хоть она и кокетливо улыбалась администратору, хоть и получила одну из лучших комнат, все равно ничего хорошего в комнате не было. Стол, потрепанные кресла, обшарпанные табуреты, протертый диван, еще что-то напоминающее душевую - все это составляло то обиталище, в котором сейчас пребывала Тиар. Сегодня она встала рано, но носу на улице не собиралась показывать, слишком холодно, хоть и за последние года приходилось проживать в разных условиях, но сейчас так не хотелось идти на улицу... Поэтому книги, сигареты, кофе, плед... Она мило устроилась в одном из кресел. К середине дня комната уже была наполовину заполнена сигаретным дымом. А воспоминания продолжали находиться в голове, она вспомнила о том, что происходило несколько дней тому назад в одном из баров. Примерно на это время они договорились с вампиром встретиться насчет долга. В голове Джесс бегала лишь одна мысль - только бы он не пришел. Но раздался звонок в дверь. "Черт" Тиар подошла к двери, открыла ее... Пропустив вампира в комнату, вновь закрыла. После повернулась и прижавшись лопатками к деревянной двери, тихо произнесла: - При-вет.

0

4

Он стоял и покорно ждал ответа на его два коротеньких звоночка. Девушка подошла не сразу. Он облокотился плечом о стенку рядом и снова погрузился в размышления.
Столько времени прошло...А я теперь совсем другой. Холодная кожа, острые как бритва клыки, вечная жизнь. В чем-то есть свои плюсы, а в чем-то одни минусы. Ты не такой как все, ты одиночка и убийца. В идеальном теле...
Пока он размышлял о вечном, двери наконец-то открылись и перед ним предстала она. Взгляд от люстры в коридоре медленно перешел на неё и замер. Она пропускала его в комнату. Бесшумно, молча он прошел внутрь. Комнатка была довольно уютная. Все размещено по вкусу и моде. Девушка прижалась лопатками к двери и еле еле поздоровалась с ним. Голос звучал тихо, как-о испугано. В нос плавно проник сладкий, какой-то ванильный запах её тела и защекотал в центре горла. Парень сглотнул и развернулся к ней лицом. Несколько минут они молчали. Точнее молчал Пит, чего-то выжидая. Он не выжидал, а наслаждался этим нежным, и в тоже время дурманящим запахом. Который терзал горло и зверя внутри него, а в то же время тихонько начинал сводить с ума.
-Добрый вечер Джессика - каким-то мелодичным голосом, словно тысячи серебряных колокольчиков пропел парень.
-Я пришел за своим долгом. Где деньги? - он как-то ехидно посмотрел на девушку, словно пожирая её глазами с ног до головы.
Интересно у неё есть такая сумма? Мне сейчас деньги не очень то и нужны. Все для счастья ходят по улицам и не о чем не подозревают. Но сам факт...
Он поставил руки на уровне её головы с двух сторон, что ей было просто так не выйти и слегка приблизился, рассматривая её лицо.

+1

5

Девушка медленно оглядела вампира. Он выглядел крайне притягательно. Только все равно она чувствовала холод, исходящий от его тела. По коже пробежала стайка мурашек, она слабо улыбнулась, продолжая вжиматься лопатками в холодное дерево двери. Не спасал даже одетый с утра черный свитер. Наверное, не спасала короткая юбка ровного черного тона. Сегодня она была в черном, потому что в нем теплее? Нет, просто то, что первым попалось под руку. Она внимательно наблюдала за Питом. Медленно в голову проникала мысль о том, что он вампир. Но эта мысль стиралась, исчезала и красной линией вновь появлялась в голове. Хватало всего лишь нескольких секунд, чтобы понять, что нужно думать, причем срочно, потому что он пришел за долгом, а таких денег у нее нет. Причем она их в ближайший месяц точно не найдет, а делать что-либо нужно. И как она вообще будет договариваться с вампиром? А так хотелось жить... И вот он начал разговор. Его голос нельзя было просто так выкинуть из головы, он как будто бы сводил с ума, дурманил... Такое чувство, что его невозможно было забыть. Он поздоровался, такое чувство, что он был джентельменом, хотя было мнение, что это всего лишь дымка. Сладкая дымка, которую он создавал вокруг себя. Джессика собиралась с мыслями для того, чтобы ответить. Голос вновь сделать твердым не получалось, он срывался и хрипел. Она проговорила: - У меня нет таких денег. Они появятся, но только через месяц, - взгляд опущен, глаза направлены вниз, в сторону. У нее просто ноги подкашивались. из-за его близости. Когда он поставил руки рядом с головой, то она почувствовала тонкий запах его тела, который дразнил и сводил с ума. Запах мешался с ароматом сигарет. На лице была улыбка. Она положила свою руку поверх его, пытаясь снять. Она старалась избавитьсяс от его плена, но как-то это плохо удавалось...

+1

6

А дни все шли и шли. А жизнь казалось такой скучной на протяжении столетия. Все оставалось прежним. По-прежнему светило солнце, по-прежнему рождалась новая пища и погибала от острых как бритва клыков. Все так же наивны были люди, и все так же пребывала нечисть. Пит с интересом рассматривал девушку, которая словно слилась с дверью.
Интересно, не ужели я на столько страшный и грозный, что от одного вида её кровь начинает бурлить, словно горный фонтан, а сердце делать 800 ударов в несколько минут...
Пока парень анализировал организм девушки, и пристально вглядывался ей в глаза, она наконец-то заговорила.
Но то, что она начала говорить совсем не порадовало вампира. Ему нужны были деньги, на сигареты, одежду и прочий "человеческий" облик. Конечно одежда это не нужный элемент для него, так как он не чувствовал холода и жары как таковой, но "косить" под красивого парня, это дело он любил.
Джесс это как-то не хорошо получается. Чего же ты мне настроение то портишь? Я тут шел, понимаете ли, чуть ли не из штанов выпрыгивал в предвкушении денег, а ты мне все обломала...
Блеск в глазах, который был пару минут назад, при изучении строения тела девушки, куда-то пропал и сменился на тусклый, недовольный образ.
-Ты сейчас пошутила, я надеюсь? - из мягкого баритона голос брюнета сменился на серьёзный, прохладный тембр. Он ещё приблизился к девушке, а когда та попыталась убрать его руки, что бы пройти он резко схватил её двумя руками за запястья и прижал к стенке, поднимая руки вверх. С ним были шутки плохи. Он мог быть галантным и вежливым, но если ему не давали то, что клятвенно обещали, он выходил из себя. Прижав плотно руки девушки к двери, он взглянул ей в глаза и настоятельно потребовал:
-Я считаю до трех и если не получу, то, что было вами обещано... - мягкая улыбка была переведена на красивый оскал из ровных прямых белых зубов. Пока ещё зубов...
Раз... Отсчет пошел...

Отредактировано Pit Aivery (2010-01-29 22:21:15)

+1

7

Вот зачем вампиру деньги? Этот вопрос сейчас интересовал девушку больше всех остальных, когда-либо существующих на свете. Ладно, если бы это был оборотень или хотя бы охотник, но нет это был вампир. Зачем ему деньги? Ведь для поддержания энергии ему нужна кровь, может на одежду, что крайне логично, но мало подтверждается. И вообще трудно обшаривать жертв, ведь они не только падалью питатся. Зачем вампиру деньги, тем более такие. Может для того, чтобы поиграть в аристократа? Джессика внимательно оглядела нависшего над ней вампира, скорее всего, да. Но какого черта он пристал к ней. А долг - дело чести. Но все равно. Ее это не устраивало. Она внимательно наблюдала за изменениями во внешности вампира после ее слов. Они его, кстати, не обрадовали, скорее, даже огорчили. От дальнейшего ответа у Тиар мурашки пробежали вдоль позвоночника, даже не от слов, а от его голоса. Ввязываться в разборки этим морозным днем ей явно не хотелось.
Стук костей о деревянную дверь довольно глухой. Наверное, громче все-таки крикнула Джесс, тем самым накаляя образовавшуюся обстановку. Вампир резко сменился в своем настроении. Глаза в глаза. Что характерно для любой девушки, у Джессики изначально началась паника, которую она почти что не могла скрыть и это добивало. Но паника была и трудно было заставить мыслить себя трезво. Когда он прижал ее руки к дереву, то следуя инстинктам самосохранения, Джесс начала предпринимать попытки к освобождению. Пока что Пит был сильнее. Мозг работал в режиме стресса она выпалила первую фразу: - У меня нет таких денег!, - после понадобилось несколько секунд и отведенный к окну взгляд, чтобы внутри расставить все приоритеты, хорошенько подумать в какую пятую точку она попала и как ей придется выкручиваться. Голос ослаб, но был тверд. - У меня сейчас только четверть суммы, остальная появится в следующем месяце, - она продолжала искать пути к освобождению из цепких рук вампира. А жить-то хотелось... Может и не жить, может ей просто было слегка неприятно от сильных и холодных прикосновений. Джессика совершила еще несколько попыток, в итоге, она громко прошипела: - Пусти, - ожидая дальнейших действий. Внутренне она уже сжалась.

+1

8

Кажется все напрасно, кажется все потерянным. Все мечты определенно рушатся лишь в тот момент, когда этого очень сильно хочешь. И сейчас, когда Пит, первоначально шел, с уверенной целью забрать деньги, и возможно прикончить девушку, она огорчила его. При этом как заметил Айвери, девушка была с достаточным норовом. И умело рулила ситуацией. А именно пыталась вырваться из стальных "объятий" парня, при этом ещё что-то пытаясь связное говорить.
Ух ты! А она совсем не боится меня, или только делает вид?
Каждое её слово о том, что денег как таковых у неё нет, ещё больше злило парня, а её извороты в его руках, как ни странно заводили. И это он понял тогда, когда девушка подняла взгляд на него и прошипела свое законное "прости". По мраморному телу пробежалась дрожь. Где-то в глубинах подсознания медленно, но верно просыпался так называемый Маньяк Маньякович, который придумал другой выход из ситуации. В голове, словно невольно включился аварийный выход. Вся галантность вместе с тем испарилась, а может быть, просто была, закинута в черный ящик. В такой же черный, как и его глаза в данные минуты. Он пристально, каким-то звериным взглядом оглядел черты лица девушки, и придвинулся к её аккуратненькому, миловидному ушку. Захотелось сообщить другую версию, раз у неё нет денег.
И меня не волнует понравиться она ей или нет. Я буду делать так, как я захочу. А она будет отдавать мне долг именно тем местом, которым я захочу. А этого у меня не было уже достаточно приличное время. И сегодня я отыграюсь по полной.
Отогнав развратные мыслишки, которые уже заселяли его брюнетистую голову, парень коснулся её ушка своими холодными, тонкими губами и в кривоватой усмешке начал говорить.
-Значит так детка... - голос сменился на командно приказной -Раз у тебя нет денег, я буду делать с тобой все, что посчитаю нужным. А если ты будешь протестовать или кричать то... - он резко коснулся губами прекрасной шейки девушки, и провел по ней языком, вдыхая приятный аромат.
-Я просто убью тебя... - последнее с этой фразы было сказано шепотом, совсем рядом с её губами. Он сильнее вжал её руки в основание двери одной своей сильной рукой, а другая тем временем подняла юбку и проникла внутрь, проводя холодной ладошкой по верхнему основанию бедра. Он видел, как лицо девушки сменялось. Она явно не ожидала этого, может, быть даже не хотела, но она жертва, она человек, и уж кто-никто, а он никогда не будет церемониться с такими. Он прижался к ней всем своим массивным телом, и жадно, нагло впился в её пересохшие губы. Она мотала головой и делала какие-то жалкие попытки вырваться, но это ещё больше заводило вампира. Игра началась...

Отредактировано Pit Aivery (2010-01-30 19:32:49)

+1

9

Адреналин с каждой секундой подливал в голову, так что в итоге страх сжался в очень маленький комомчек и спрятался куда-то в самую глубину души. Девушка была готова получить от парня любые удары, но бояться она его уже точно не станет. Она с детства не верила в приведений и не боялась страшилок, которыми ровесники пытались напугать ее в школьных лагерях, в которые мать ее сбагривала при каждой удобной возможности. Наверное, поэтому сейчас она начала охотиться, а не бегать по разным местам, бояться и прятаться. Нет, бежать она уже точно не будет. Никуда. Приехали, так сказать. Хоть все и весело началось. Когда этот вампир появился в ее номере, то она сразу же поняла, что пить больше никогда не будет. определенно. По крайней мере, с кем-то. Вот... Минздрав бьется, бьется как рыба об лед, а ничего не получается. Девушке хватило одного долга, чтобы раз и навсегда понять, что с алкоголем она завяжет на всю свою недолгую, бесславну жизнь. Минздраву остается самое меньшее - решить вопрос с сигаретами, но это оставим на его совесть, а вернемся в комнату. Джессика внимательно наблюдала за тем, что происходит на лице вампира. Одного лишь звериного взгляда ей хватило для того, чтобы понять, что она попала... Нет, это-то она поняла давно, с его приходом, но то что сейчас влетела по-крупному, в ее сознании отозвалось четко. Он коснулся ее ушка... Само существование этого вампира было уже противным, а его прикосновения... в ее душе просыпалась истинная ненависть и неприязнь. Она тут же дернулась, избегая какого-либо контакта. Внимательно выслушать его слова. лишь для приличия задать следующий вопрос: - А если я не буду сопротивляться твоим действиям, ты меня просто убьешь или укусишь?, - в этот момент он провел по ее шее своим языком. По ее телу прошла дрожь, она дернулась, голос сбился, стал помесью шепота и хрипа, но оставался таким же четким: - И чего ты, вампир, так озаботился  по поводу денег, что жертвы попадаются среди бедняков?, - с помесью спеси и нахальства выговорила Джесс. Не боялась. Только через несколько секунд она вскрикнула из-за того, что он еще сильнее сжал ее руки. Теперь могли остаться синяки, да, ее все еще заботила собственная внешность. Как и то, что она могла сейчас быть изнасилованной вампиром... Это злило больше всего. Он коснулся ее губ, он был прав, что она будет изворчиваться... В прочем, ее будто током прошило, когда она ощутила его холодную руку в районе своих бедер. Такого "счастья" она уже стерпеть не могла. Сколько хватало сил, а точнее места, она с размаху пнула его в пах.

+1

10

И вот только почему так часто наше сознание, путается и раскрывает нам какие, то другие картинки. Ещё несколько часов назад, дабы утолить свой голод, красавчик Пит, охмурял молоденькую девушку, спешащую куда-то по своим делам. Она перебегала сугробы, торопливо и неловко прижимая сумочку к груди. А тут он, такой высокий, статный, предложил помочь ей добраться до дома и донести сумочки. И, конечно же, она малышка согласилась, и покорно потупив глазки  в землю, пошла с ним на встречу смерти. К чему вы думаете, я это пишу? А к тому, что сейчас в этой небольшой квартирке, в тихой гостинице Джессика вела себя не совсем как кроткая овечка. Напротив она нарывалась на серьёзные неприятности. Ведь терпение у Айвери было, достаточно хорошо развито за его годы, но он не любил, когда ему говорят "нет" и ещё пытаются навязать свою точку зрения. В данный момент Тиар пыталась сделать именно это. Она извивалась, словно змея в мощных руках вампира и колко отвечала ему. На первый вопрос Пит, ответил на сразу, разглядывая её достаточно притягательное лицо.
-Если будешь вести себя паинькой, я подумаю, что сделать с тобой... - задумчиво произнес парень, впиваясь глазами в глаза девушки. В них странным образом был далеко спрятан страх и скованность. Она пыталась надеть маску безразличия и холодного рассудка, но Пита было не обмануть, даже если очень сильно постараться. Далее девушка решила стать колким ёжиком, и ещё больше изводить вампира своими колкими фразочками. Конечно, на лице Айвери ничего не отображалось, кроме звериных просыпающихся инстинктов, но было сложно сохранять спокойствие и здравый ум, тогда когда она начала язвить. Парень ещё сильнее вжал руки девушки в дверь, и приблизился к её лицу. Скулы напряглись, а глаза сузились, издавая слабое черное свечение.
-Вампиры по своему люди, и им так же необходимы какие-то банальные нужды. Да я смотрю, ты тоже не богачка, раз не имеешь заданной суммы в назначенный срок.
На лице вылезла наглая, дерзкая и самодовольная улыбка, которая подчеркивала аристократические черты лица брюнета в свете коридорной лампочки. Он умел отвечать колко и язвительно в ответ. За годы существования, он научился на любой лом найти свой прием. И по её чертам лица видно было, что это её немного, но задело. Когда Пит, принялся за дело, а именно исследовать своими ладонями гладкие, теплые бедра девушки, получил не плохой удар в пах коленкой. Было достаточно не приятно. Конечно, не смертельно больно, но это место, всегда было уязвимым для всех мужчин. Колкая боль на время, сковала нижнюю часть тела Пита, и он непроизвольно согнулся вниз, но рук не расцепил. Прикрыв глаза, он оскалился гулко рыча.
Вот дрянная девчонка. Она сама нарвалась на неприятности...
Медленно выгнувшись и приняв нормальное положение, его одна рука вцепилась резко за горло девушки и совсем вдавила её в дверь. Глаза почернели окончательно, а улыбка стала принимать что-то наподобие оскала.
-Я хотел по-хорошему, ты сама выбрала по-плохому... - голос звучал кислотно дико. Его глаза пристально впитывали испуганный взгляд девушки, а лицо искривилось в гримасе ненависти и злости. Этот поступок был, явно не обдуман, Джессикой, и про последствия такого поведения, она тоже не задумалась. Теперь будет расплачиваться по полной, за свои деяния. Одной рукой держа девушку за шею, он резко задрал её черную, и без того короткую юбку, и залез в наглую рукой в трусы. Через пару секунд трусы были просто содраны с девушки. Пальцы резко, грубо стали теребить клитор Джесс, а губы впились сильным, диким и таким же грубым поцелуем в измученные губы Тиар. Теперь она будет его рабыней, и будет делать то, что захочет он. А если нет, то она умрет в самых страшных пытках...Пошла игра по его правилам.

+2

11

Залететь от вампира? Плюсы и минусы. Вопрос ребром встал на собрании имени сегодняшнего дня. А быть изнасилованной вампиром, конечно же, не входило в его распорядок. Общим минусом было то, что она могла залететь. А значит, в итоге появился бы дампиреныш, что еще более усугубило бы ситуацию. Это была бы самая большая неудача времени, названным сегодня. А день начинался так спокойно, так неожиданно тихо, без каких-либо приключений, что по своей сути уже не могло не радовать. Ведь это был первый своеобразный выходной за многие и долгие годы. Идти куда-либо, как вы успели заметить, Джессика действительно не собиралась. Она вообще в этот день хотела прочитать или посмотреть что-нибудь стоящее, закутавшись в шерстяной плед. Честно говоря, она совсем забыла про долг, хоть это было и происходящее последних дней. Да уж, она стареет и скоро нужно будет записывать все на бумажки, дабы престарелая охотница не забыла сделать те или иные вещи. Просто, когда Америка заявила, что долг будет отдавать Джесс, а не она, то на секунду показалось, что вампирша пошутила. Тиар оставалась при мнении того, что кровопийцу найти такие деньги намного легче, чем человеку, который старается не красть - отсутствовало желание только по этой причине видеть небо в клеточку. Деньги для нее всегда были своеобразной проблемой, на которую она со временем уже забила. А точнее научилась считать, привыкая к жизни без щедростей. Праздников у нее всегда хватало. Видимо, вампир об этом не задумывался. На сегодня у него задача была взять, Джесс была искренне против этого. Руки затекли. Нет, определенно будут синяки. Она полумертвым немигающим взглядом уставилась на Пита. В ее голосе царила усмешка, она начала: - А какие у меня варианты? - она усмехнулась, приоткрывая ровные белые зубы. У нее не было вариантов, она уже подписала себе приговор. В прочем, под вампира она не ляжет. Она не будет его тряпичной куклой, которую так легко можно трахнуть. Не будет. Глаза в глаза. В таком состоянии парень и девушка находились уже нескольк оминут. Она уже не пыталась исследовать его лицо. Он был красив, но только тогда, когда мог получить все. Она же его обломала, пусть на ней это скажется плохо, но что поделать, нужно уметь платить... О черт, повсюду деньги. Еще сильнее парень вжал ее руки в дверь. Еще чуть-чуть и кости, наверное, треснут, было нестерпимо больно, девушка опять вскрикнула. Он видимо пытался оскорбить ее, заявляя что она уже не богачка, да, кольнул. Но не до такой степени, чтобы она устроила здесь вспышку гнева или в ее глазах появилась ненависть. Она лишь тихо проговорила. - Денег, на которые я живу, мне хватает. Больше мне надо.
Она про себя тихо выматерилась, когда увидела, что вампир после удара ее не отпустил. Теперь она прекрасно поняла, что просто так от него не отделается, а она хотела малого... добраться до шкафа, где сейчас лежит ее оружие. Нет, было бы большим плюсом, если она сможет выбраться за дверь, но он врятли отступит от удара в комнату. Происходящее начинало переходить в отрицательную сторону. Потому что в этот момент парень прижал ее к двери, держась за горло. Кислорода уже не хватало, она хрипела. Как сквозь пелену до нее донесся звук рвущейся материи. Она вернулась в реальность, обозначив это громким хрипом: - Нет!, а вообще ее руки уже были на свободе. От его прикосновений не было наслаждений, была легкая боль.  От поцелуя перехватило дыхание... Одной рукой она перехватила ту, что сжимала ее горло, впиваясь длинными ногтями, вторая же пыталась отвести его лицо от своего. Она не хотела быть его пленницей. Слугой.

+1

12

Подумаешь, парень немножечко воспользуется твоим прекрасным телом. Что в этом такого? Ну да, Пит у нас был не совсем просто дворовым мальчишкой, которому всегда не везло. Он был своенравным, прекрасным вампиром, которому если что-то взбрело в кудрявую голову, то он своего добьется. В данном случае добиться Джесс было не так уж и просто. Если по привычке, парень заманивший свою жертву в ловушку мог делать с ней все, что ему пожелается, то сейчас дело обстояло по-другому. Тиар отчетливо поставила себе цель, освободиться от (на взгляд парня), приятных обниманий и целований. А Питу совсем не нравился такой ход событий. Он считал себя достаточно привлекательным и красивым представителем мужского пола. А поведение Тиар в его сторону считалось грубым и обижало его высоченное самолюбие. Девушка извивалась, от неё пахло кислотой злобы и показушным отвращением к вампиру.
И почему все считают нас на столько отвратительными созданиями? Мы ведь совершенство совершенств. Так странно, она боится меня, а всеми силами пытается сделать вид, что ей все равно. Странные эти существа люди.
Размышления были очень короткими, и не несли в себе сильной смысловой нагрузки. Когда парень схватился за её горло, а другой рукой спустился вниз, девушка звонко, но с хрипцой крикнула "нет", и стала впиваться коготками в мраморную кожу сильной руки Айвери. Это лишь заводило парня ещё больше. Он любил, когда девушки царапают его или в порыве страсти, или просто от его насильственных действий. Она явно заводила его, заводила всем своим существом. Такая хрупкая, полуобнаженная и вся в его власти. Глаза вспыхнули новыми огнями, а в голове зашевелились мысли.
Трахнуть эту строптивую кобылу я уже хочу, но вот только где? Номер у неё не особо большой, но найти места всегда можно.
Сейчас он перестал быть галантным мужчиной, который даже мыслил красиво. Сейчас в голове плавно возникали грубые, извращенные мысли, которые брюнет хотел воплотить в реальность. И трахать её он будет до тех пор, пока не утолит свой давний голод. А секса у него не было, уже больше чем несколько месяцев это точно. Совершенно не простительно, для его вечно молодого и прекрасного организма. Девушка впилась рукой в его руку, и пыталась отвернуть его лицо, так что-бы его губы не касались её. Но это придавало желанию высший апогей страсти. Он резко закусил её плотно прижатые губы, но не до крови, а просто что бы девушка пришла в себя, и хоть чуть-чуть перестала дергаться.
-Детка перестань дергаться. Я пришел забрать свой долг, и по праву его заберу.
Коротко отрезал парень, и легким движением рук развернул и нагнул девушку вниз к себе спиной.
Начнем с самой распространенной позы. Посмотрим на сколько она хороша. Не удовлетворит меня, будет прикончена.
Руки Джесс он загнул за спину и держал в своих руках за запястья, так что бы она лишний раз не дергалась, и не мешала наслаждаться ему её плотью.
Послышался отличительный звук растегнувшейся ширинки, и злорадная улыбка на тонких губах. Одна рука похлопала по упругим бедрам девушки, а затем одной рукой придерживая уже возбужденный член, который был достаточно длинный и толстый, он стал водить им по половым губам девушки, сильнее прижимаясь к ней.
-Будешь кричать, пожалеешь, что родилась на свет. Закрой рот и получай удовольствие.
Коротко отрезал Пит, превращаясь в самого настоящего маньяка. Член резко и грубо, после пару прохождений вдоль половых губ, вонзился словно кол в горячее и уже чуть-чуть влажное влагалище девушки. Дырочка была маленькой, поэтому член входил сухо и не сразу, от размера головки. Парень впился губами в её шейку, а одна рука пошлепывала девушку по бедрам, начиная медленно такт движений.

Отредактировано Pit Aivery (2010-02-02 18:04:56)

+1

13

За несколько моментов девушка поняла, что скоро пошлет весь этот мир к черту, вместе с этим вампиром. И уж тем более больше не будет никогда вступать ни в какие долги. Ей хватит одного приключения. Она никогда не позволяла пользоваться своим телом и так легко и быстро иметь себя. В какие-то моменты спасала природная способность. Но сейчас организм был просто вымотан поездкой в этот триклятый город и при всем желании, но ей не возспользоваться. Если и хватит, то она не доведет до конца свое дело, только грохнется в обморок, и вампир тогда вволю наиграется с ее телом, чего она себе позволить не могла. В прочем, сейчас она не отказалась бы от нескольких таблеток-антидепрессантов, чтобы как-нибудь вылететь из этой чертовой реальности так, чтобы каким-то образом пропустить этот момент и никогда не вспоминать его. Пока что она сдаваться не собиралась, хоть такие мысли и появлялись в каштановой голове. Она просто устала, не желала того, чтобы ее отымели. Не желала боли, как физической, так и душевной. Сейчас было просто обидно находиться перед этим ненавистным вампиром в полуголом состоянии. И почему нее нет достаточной силы, чтобы спокойно, с некоторыми усилиями, оттолкнуть его от себя. И вообще трудно было закадрить какую-нибудь вампирессу, в последнее время особ женского пола из рода вампиров, как грязи. Он вроде на внешность не жаловался, даже был в какой-то степени эгоистом, тщательно ухаживая за собой как кисейная барышня. Это она уловила сразу, как только увидела его в дверном проеме. Может он и нравился ей, но он маньячил, чем уже вызывал ее ненависть и неприязнь. Пусть они и были напускными, пусть и прикрывала страх. Страх, который она прятала в самую глубину сердца, как только выходила на охоту. Она прятала этот детский страх, а со временем он остался. хоть и злость разгорелась. И медленно Джесс возвращалась в реальность. Руки вампира оставались на своих местах. Она на него не могла подействовать на него с помощью боли. Ногти прорвали его кожу на руке. Она ощутила, что он возбудился. Про себя она продолжала материться  про себя, вспоминая всех и вся, которые только попадались ей под руку. А его тело было уже близко. Она не знала его мыслей, может это было и к лучшему, но сейчас от их прочтения она бы не отказалась, по одной простой причине: все слишком далеко запущено, или есть надежды на то, что она выживет. Хотя, она уже представляла, что он может с ней сделать, вообще уже как-то и жить расхотевалось. А нет... Нет. Она бы потом с величайшей радостью размозжила его череп о стену. Его укус на ее губах и правда подействовал отрезвляюще. В прочем, она тоже молчать не будет, потому что: - То, что ты отказыешься думать не моя проблема, а про секс мы ничего не говорили в баре, - через секунду он уже повернул ее как ему нужно. Тихо выматерить все и вся, в попытке дернуться, но это оказалось нереальным - он держал ее за руки, причем если она дернется, то либо выломает себе руки, либо расшибется о дверь, ни тот, ни тот вариант ее не устраивал. В прочем, он был сильнее, а значит, она была в его власти. Пока что. Последующее Тиар воспринимала как за пеленой, которую бы навсегда желала бы выжечь из своего сердца, из своей памяти. Звук расстегнувшейся ширинки. Прикосновения его члена. Он оказался в ней. Тихая боль. Она прикусила губу до крови. Она желала закричать. Желала убить его. Медленно, желая убить его мучительно. "Я не блядь!" В голове пробежало сразу несколько мыслей. Онна не хотела быть похожей на своб мать, чтобы ее имел каждый прохожий, способный дать десятку. Нет. Нет. Нет. По телу прокатилась волна ненависти, но ни дернуться, ни шевельнуться не удастся. Она прикрыла и, сжав губы, тихо подытожила ситуацию. - Су-ка.

+1

14

Люди встречаются разные. Кому-то нравится, когда всю жизнь их носят на руках, дарят красные большущие розы, кому-то нравится, когда их безжалостно шлепают по попе и пытаются изнасиловать при первом же удачном случае. Кто-то вообще неприступный, как крепость и близко не подходит к особам мужского пола. Джессика была из тех девушек, которая казалась неприступной, холодной и слишком гордой. С первой секунды, когда она открыла, дверь Айвери успел, оценить ситуацию и рассмотреть девушку, как-будто изнутри. Она была духовно богата, с ней, возможно, было бы, о чем поговорить тихим зимним вечером за душистой чашечкой кофе. Она не казалось легкой фифочкой, которая только и думает о модных шмотках, дорогих лимузинах, и вечного прожигания денег. Она казалось какой-то взрослой не по годам. Один взгляд черных глаз из-под пелены черных, длинных ресниц, заставил тогда на мгновение задуматься Пита о чем-то своем. Она была похожа на его первую девушку, ещё  в далеком человеческом прошлом.
И тогда он увидел её. Летящая, легкая походка. Длинные волосы, словно черное воронье крыло...
Действительно схожесть была потрясающая. Отличалась Джессика, от той девушки в человеческом прошлом Айвери, быть может, более тихим тембром голоса и разрезом глаз. Но это всего лишь воспоминания, это серое и не интересное прошлое. Тогда у Пита с ней не сложилось, а все, потому что он был не решительным, каким-то, быть может, закрытым и скромным. Вампирская жизнь круто изменила парня вдоль и поперек. Теперь, когда он так живо наклонил девушку "раком" и нагло начинает иметь её, увидела бы его мама. Она бы, наверное, схватилась бы за сердце и начала бранить того самого маленького мальчика, который все время просыпал в школу и постоянно опаздывал. Но все это было в прошлом. Мать давно умерла, а Пит теперь живет, вечно. Точнее не живет, а прожигает свою жизнь серыми клубами сигаретного дыма, многим количеством алкоголя, который не пьянит его, скорее это дурацкая привычка, позаимствованная с человеческого образа жизни. Но теперь уже ничего не изменить. Его сознание плотно закрыто пеленой последней выкуренной сигареты, опрокинутой внутрь стопкой крепких виски и желанием поиметь кого-нибудь. В данном случае под руку, ну или не совсем под руку, попалась Джессика. Денег она ему бы так и не отдала, так как сама сказала, что такую сумму не имеет, а вот себя в подарок, то, что нужно для утоления мужской потребности. А Айвери был достаточно неутолимым существом, как в выпивании количества человеческой крови, так и в любовных утехах.
Она, наверное, думает, что я один раз позабавлюсь с ней и оставлю её навсегда. Она слишком молода, слишком красива и сочна, что бы вот так вот забыть про неё и то, что сейчас будет происходить между нами. И почему все люди верят в такую вещь как любовь? Какая чушь. Нет такой любви. Есть похоть, страсть и желание. Быть может некая привычка и привязанность. Не более...
Размышлял парень, пока водил упругой и горячей от желания головкой по её половым губам. Девушка практически не вырывалась, а тихо постанывала и кричала. Это ещё сильнее возбуждало парня и его похотливое нутро, которое долгое время было скрыто под маской красивого ухажора из сказки. Девушка даже пыталась, что-то говорить на этот счет и как-то ещё пытаться спорить. Не ужели она до сих пор не поняла, что любой спор пойдёт на руку этому наглому Дагобелийцу?
-Мало ли, что вы там не говорили. Ситуация показала свое. И теперь ты именно таким образом расплачиваешься за долг. Заткнись и делай то, что я скажу.
Перемены настроения сулили изменению голоса брюнета. Он стал вводить член ещё глубже, при этом рука сильнее шлепала девушку по ягодицам. Ему нравилось быть властелином, хотя сам он служил выше стоящим вампирам. Но, когда он имел дело с человеком, то там королем был он. Движение становились сильнее и более горячее. Девушка закусила губу до крови, что сразу почувствовал вампир, ощущая металлический и солоноватый привкус в горле и терпкий запах в носу.
Черт возьми, она решила покончить сама с собой? Чего она этим добивается? Ну, нет, пока я не наслажусь этой киской вдоволь, я не успокоюсь.
Перестав дышать, вампир продолжал делать свое грязное, как говориться нелегальное дело. Девушка лишь выругалась в слух. К кому было обращено это слово, вампир догадывался, но это его лишь забавляло. Так как человек слабое существо, особенно особы женского пола. Они только и могут, что сквернословить и царапаться. Смешно.
-В данном случае сучка у нас ты. Самая натуральная. Я сказал зат-кни-сь - по слогам прорычал вампир, сильнее сжимая её руки своими руками -Будешь делать, все, что я скажу, останешься, жива.
В коридоре он заметил висящий шарф, и в голову тут же пришла хорошая мысль.
Завяжу-ка я ей руки, а в рот вставлю другой кусок ткани, а то с её фразочками я не смогу нормально получать удовольствие.
Быстро скинув шарф, через несколько секунд руки девушки уже были туго затянуты узлом, так что сама она их развязать не сможет. Он опустил руки на талию, и стал грубо иметь девушку, двигая её руками взад и вперёд в такт движения члена.
Другое дело. А то с занятыми руками было не совсем удобно. Будет болтать, пойду искать скотч.

+1

15

Интересно, а если бы все у них началось по-другому: она бы сразу же отдала ему деньги, а он... А он бы ответил какой-нибудь взаимностью, потому что сразу видно, что парнь был ошеломлен появившейся перед ним девушкой. Но и она была о нем довольно приятного впечатления на первый раз. Он был словно неотсюда, сошедший с картинок в модных журналах, которые в подростковом периоде так любила рассматривать Джесс. Что-то привычное и теплое просматривалось в как будто вырезанных чертах красивого лица. Он мог ей дать опеку, а может и нечто большее... И может они были счастливы? Только он - вампир, а она - охотник на него подобных. В этом городе у нее уже набиралось множество врагов, постоянные передряги. Постоянная боль, которую каждый раз получаешь на охоте. Вряд ли она бы согласилась стать такой же как он, она слишком часто охотилась. Это слишком глубоко вошло в ее подсознание, чтобы навсегда от этого отказаться. И они бы попробовали какое на вкус горе, но взамен этого получили бы и сладкий вкус счастья. Интересно, какие они на вкус?
...Он сидел на полу в сотрите, и обнимал унитаз. Он блевал.
Вчера он думал, что горе на вкус похоже на пиво с водкой, но этой же ночью понял, что горе вкусом похоже на блевотину. Блевотину с кусочками вчерашней не переварившейся пищи, блевотину с желчью, со страшными спазмами в желудке и невозможностью это прекратить, пока твой желудок сам полностью не исопорожнится через рот, а не зад.]

...Она лежала на мягкой постели. Она стонала, изгибаясь под другим, как последняя шлюха.
Вчера она думала, что горе на вкус похоже на мартини с вином. Но этой же ночью она поняла, что горе на вкус похоже на секс без любви и чувств. Жесткий секс, когда она похожа на тряпичную куклу, которой играют. А еще горе похоже на привкус спермы на губах.]

[Сегодня он будет залечивать ее раны, нежно прижимая к себе и целуя искусанные губы..
Сегодня она будет нежно гладить его до сих пор ноющий живот, и отдаваться ему полностью.
Сегодня они поймут, какое на вкус счастье. [c]Но их знакомство началось с весьма не приятного момента, что обязательно, красной линией пробежиться на всем их знакомстве. Джесс не умеет прощать, потому что не умеет понимать людей - она существует только для себя. Это главное. Встретились две похожести. Два существа, отдающиеся другим, волокущиеся за противоположным полом, идущие до конца и никогда не отсутупающие. Кто-то был упрям, а кто-то просто груб. И вот они сошлись. К сожалению, победила сила, хотя как может быть наоборот. Сила она всегда превосходит над разумом - просто мир, сам собой, катится к эому. В какой-то момент разума не хватает, а в какой-то момент желание оказывается сильнее. Ее внутренне трясло. Единственной мечтой был обморок или хотя бы выпрыгнуть к чертовой матери из этой реальности, чтобы не осозновать, чтобы не понимать, что с тобой делают, чтобы не принимать  в этом участия. За несколько минут знакомства один успел возжелать, а точнее, дать волю животным инстинктам, а другая успела возненавидеть окружающий ее мир, хоть часто и была его яркой представительницей. Она чувствовала его в себе, а потом прикосновения... И это было ей до ужаса противно. Если он еще раз скажет про то, что ей нужно делать то, что скажет он, она все-таки попытается накопить силу для пси-атаки, какими бы последствиями ей это не сказалось. А еще эти шлепки. Черт подери, она не хотела чувствовать себя шлюхой. А вампир ее унижал, причем унижал до уровня ее матери, который она презирала, которого избегала. Выдохнуть. Вдонуть. Ненависть. Неприязнь и боль. душевная. А она уже мечтала о том моменте, когда он уйдет. Чтобы выжечь его из своей памяти на-всег-да.
Он сжимал ее руки. доставляя ей боль. Тихое шипение. Нет, у нее точно остануться синяки. На тонкой бледной коже несколько недель не будут сходить с синяки, как с бумаги следы акварельной краски, оставленные двумя широкими мазками. "Купи себе резиновую блядь" - Тиар желала это уже высказать в слух, но промолчала. Она вообще собиралась молчать, но она связал ее руки шарфом. Это был ее любимый шарф. Но именно был. Она выжжет из себя воспоминания этого вечера. Обязательно. Но шарф еще сильнее вывернул руки. Джессика тихо взвыла. - У меня синяки останутся, - уже тихо представляя толстые браслеты синей кожи, которые, конечно же, не будут украшать юное тело. А тело говорило совсем иное, тело  получало удовольствие. Ненавижу.

+1

16

Иногда кажется, что это совсем несправедливо, что это просто не правильно. Ведь она так молода, а он сейчас перечеркивает все её настоящее, все будущее. Он сравнивает её с блядью, которую можно трахнуть раз, два, три и так до бесконечности. А ведь все могло быть иначе.
Легкий звонок в двери, встреча двух пар глаз и мимолетная улыбка. Взятые деньги, обмен пару ласковых фраз, возможно легкий поцелуй в губы, как знак благодарности за эту вроде бы не совсем большую, но сумму.
Но все оказалось совсем не так, все оказалось как обычно. Так делал Пит всегда, когда понимал, что из жертвы больше ничего нельзя выкачать, кроме как кровь и секс. Кровь и секс, достаточно красивое сравнение. А он продолжал входить в неё, все сильнее, все быстрее, словно хотел разорвать её киску своим упругим, толстым членом. Откуда в нём такая ненависть? Откуда в нём столько грязных мыслей и похоти?
Что же ты делаешь Пит? Как ты можешь? Она ведь молодая, совсем не опытная девушка. А ты так опускаешь её и заставляешь делать то, что она не хочет. Насильственно. Зачем? Одумайся тот самый задира Айвери из младшего класса. Опомнись...
Совесть пыталась очертить какие-то свои золотистые узоры на сознании вампира. Он драл девушку, пытаясь отогнать от себя эти чертовы мысли. И почему совесть начинала мучить его именно в такой долгожданный момент? Почему именно в момент похоти и желания, он начинал вслушиваться в этот голос и вспоминать прошлое. Он ведь никогда бы так не поступил, если бы увидел красивую девушку. Он потупил бы взгляд черных глаз и стыдливо попятился назад. Что им сейчас вело? Может быть три бутылки вискаря, выпитые несколько часов до их встречи с Джессикой. Все вполне возможно. Получив оргазм, парень обильно кончил в девушку и оттолкнув её вперёд, так что та ударилась головой о стенку, застегнул штаны. Она стала ему в этот момент противна. Она имеется в виду совесть. Она не давала мыслить здраво и разрывало его сознание на кусочки. Парень быстро вытащил сигарету из бокового кармана брюк и прикурив её, прошел в комнату девушки. Руки он ей не развязывал, значит она не сможет его остановить, а время ещё было. Для него вообще было слишком много времени. Он искал глазами что-нибудь алкогольное, что бы затушить приступ совести, который выжигал его насквозь. Так бывало всегда, всегда, когда кончались сигареты, или переставал действовать алкоголь. А её дурманящий запах тела сводил с ума. Вампир постарался не дышать, и усиленно втягивал едкий дым сигарет, продолжая искать то, что он хотел в данный момент больше всего.
У неё, что нет алкоголя? Да быть такого не может, тогда в Баре и не скажешь...
Выдохнув серый дым, он обернулся к девушке, которая жалобно спустилась по полу и прижалась к стенке, прикрывая кое-как свое оголенное тело, которое пробивала дрожь и капельки пота медленно стекающие по её прекрасному, измученному и искривленному злобой лицу. Он медленно подошел к ней и наклонившись, выдохнул сигаретный дым ей в лицо.
-Джесс, зайка, у тебя есть что-нибудь алкогольное? - голос звучал сладко, приторно. Он вновь заглушил в себе порывы совести и опустившись на колени перед ней, и руками резко снял с неё свитер, а затем и последний элемент одежды - лифчик. Перед его глазами предстала обнаженная, средних размеров грудь с напряженными сосками. Она явно была возбуждена, просто не хотела признавать этого. Джессика молчала, видимо после того, как Айвери приказал ей заткнуться, она не проронила ни слова. Вампир докурил сигарету, и выкинул потушенный бычок на пол рядом. Губами он плавно коснулся её груди, а руки резко притянули к себе. Языком он плавно стал облизывать её сосочки, при этом покусывая их. Он хотел именно возбудить её, и что бы от злобы ни осталось и следа. Он хотел, что бы все его движения стали не в тягость ей, а в радость, в сладость секса. Вот так резко меняются желания Айвери.
-Расслабься детка... - прошептал сладким голосом парень, и подняв руками её опускающуюся голову, нежно коснулся губ. Теперь нежно, совсем невинно, пытаясь не причинять ей боль. Холодные, гладкие ладони медленно заскользили по плечикам девушки, одна рука опустилась на грудь и стала мягко поглаживать и теребить соски, а другая, плавно спускалась к киске девушке.
-Я же чувствую, ты этого хочешь, я это вижу... - мягкая и дерзкая улыбка появилась на лице парня, он снова прильнул губами к её пересохшим губам и стал сладко, мягко покрывать их поцелуями, при этом продолжая массировать одной рукой грудь, а другой влажную, возбужденную киску девушки.

+1

17

А что она чувствовала? Конечно, Пита это интересовала меньше всего, да и вряд ли при дальшнейших встречах, не дай бог они состоятся, будут интересовать. А вот заглянуть в душу этому существу все-таки интересно. Все-таки интересно пронаблюдать линию событий и посмотреть как она отразится на той или иной душе, что сделает с характером и как изменит дальнейшую судьбу. А вообще всегда приятно принимать вид ученого, который наблюдает за реакцией у крыс на разные вещества. Из них кто-то дохнет, у кого-то глаза наливаются кровью и они начинают охотиться за этим препаратом, кто-то в усиленном порыве начинает разможнаться. Роль наблюдателя всегда удобнее принимать, чем роль подопытного, даже самого невзрачного. Но пора вернуться к основоной теме, а именно: к чувствам Джессики. Горечь сломанной души.  Пока что по-другому этого нельзя было описать, этот случай он каленым железом отпечатается на ее душе, а как известно, клеймо уже нельзя свести, только если отрубить заклейменную часть тела, а убить в себе душу... Стать животным, существом. А она уже на этой грани, она чувствует этого вампира в себе. Эту дрянь, эту низкую дрянь, которая так легко сломила ту, что под гнетом судьбы оставалась прямой. Но, наверное, похожесть на тростник и приведет к тому, что она в итоге переломится, посередине. Переломится, причем с таким хрустом, с таким треском, что обратно не склеить, даже с помощью скотча, а тем более старого, доброго канцелярского клея. А еще душу переполняла боль, которая разрывала нутро, потому что ее так легко сломили. Сломиили из-за каких-то зеленых бумажек, который ни ей, ни ему особой-то погоды не сделают. Но факт является фактом, что крайне плачевно. Парень обозначил свой конец. И вновь в душу прокралась мысль о том, что она так легко может залететь от этого вампира, потому что без защиты, насильственным путем... Она не будет, не будет, не будет носить в себе его отродье, которое она получила таким образом. Не будет. Покончит жизнь самоубийством, но его часть в себе она ни за что не сохранит. А он не уходил...
"Иди прочь из ее дома! Иди к черту! Ты не нужен ей! Как и она тебе! Откинь ее к стене и беги, беги! Мальчик по имени Пит! Беги! Чтобы совесть не грызла! Иди прочь!"
Холод стены успокаивал и убаюкивал. Она просто почувствовала страшную усталость. Сигаретный дым. Она жадно втянула его носом, о, как захотелось курить. Она сверкнула глазами. Он интересовался об алкоголе. Она ответила, тем болеее отвертеться на тему того, что она не пьет было невозможно. - В шкафу на третьей полке. Там стоял ее любимый коньяк. Дома она пила только его, а Бар был исключением... Похоже, что она изменит свои вкусы, она уничтожит все то, к чему прикасался вампир. И вот его руки. Его руки прикасались к ее телу. Опять. Опять. Она не могла вынести этого. - Не-на-ви-жу.

А тело... Тело говорило совершенно иное, его как раз все устраивало. Но почти все. Изначально мешала боль в руках и в низу живота, из-за бешенной скорости Пита. В прочем, уговаривать его что-то изменить... - душа не позволит, прикусит язык на самом начале фразы. Кайф тело не получило, хотя уже начало трястить мелкой дрожью. Он откинул ее к двери. Раздался глухой стук поцелуя лба Джесс с дверью. Лежать на вывернутой руке было чертовски неудобно и БОЛЬНО. Она вскрикнула. Хотелось, чтобы этот вампир развязал ее, но опять же чистый разум не поможет в содействии. Он решил, что следует молчать. Наверное, за последние несколько минут тело и разум согласились только в одном - обоим одинаково хотелось курить, причем сразу выкурить пачку, чтобы в сигаретном непонимании полностью забыться. Он поднял ее. Она опять вскрикнула, потому что руки! А после раздел... В итоге, она оказалась перед ним голая. Не сказать, что она стеснялась своего тела, но сейчас ощутила какую-то неприязнь к нему. Он мягко прикасался к ее груди, она закусила губу, выгибаясь всем телом. А после ловила его поцелуи на своих губах, наслаждаясь действиями его рук. С каждой секундой она возбуждалась... Тихо похрипывая и подрагивая под его руками. Мнения тела и души расходились: первое хотело, вторая ненавидела. Что же будет...

+2

18

И так всегда. Все проходит, время стирает все грани добра и зла, боли и ненависти. Так же и здесь. Ведь она забудет, она простит со временем и Айвери это понимал. Пускай понимал он это давно, а старые привычки не забыл. Этими привычками он подчеркивал то, что женщина по истине слабое существо, которое должно подчиняться мужчине, как бы сложно не было. И сейчас глава жизни - мужчина прохаживался по комнате, глазами ища что-нибудь алкогольное. Наконец-то Джессика решилась ответить, видимо поняла, что спорить, кричать и пытаться убить этого наглого, красивого вампира просто не возможно. А ведь в ней виднелся стержень, с самого первого момента, когда она врезала ему с коленки в пах. Да натура боевая, за что она и понравилась ему. Да, да именно понравилась. Наклонившись к шкафу, к той полке где глаза уловили силуэты бутылок, и запах врезался в нос.
Ну вот и славненько...
Но брать бутылку он не стал, он вернулся к Тиар, и медленно стал целовать её, ласкать её нежную словно лепестки роз кожу. Он ласкал её, понимая сущность души. Одна часть ненавидит, другая желает его с каждой секундой все больше и больше. Пока прохладные губы касались её теплых, мягких и немного пересохших губ, парень окунулся в воспоминания, сравнивая картинки происходящего.
Чертов маньяк! Пусти меня немедленно! Я тебя ненавижу! Слышишь?? Что вы вообще себе позволяете? - кричала вырывающаяся девушка, на руках у темноволосого мужчины, который несся по деревьям. Новая жертва, новая оргия.
-Отпустите меня, прошу вас!!! Меня дома ждет семья, дети прошу!!! - но его это не волновало, добравшись за несколько секунд к себе в замок, вампир бесшумно опустился через окно в свою комнату, и опустив девушку на пол, стал измываться над ней. Так же как и сейчас, он измывался над Джессикой. Только, тут ей повезло, ей сильно повезло. Тут подключилась редкая вещь - совесть. Которая к сожалению с годами не проходила, а частенько пыталась загрызть Айвери до смерти. Особенно по ночам. Когда ночной город спит в легком тумане снов, он сидел на верхушке сосны и разговаривал с ней. Пытался объяснить, что теперь он другой. Но все стиралось серым сигаретным дымом, терпким алкоголем и свежей алой кровью. А ведь та девушка, когда он стал грубо иметь её, потом перестала кричать, а через несколько секунд вынужденная делать то, что он ей говорит, сама стала предлагать сменить позы. Использовав её полностью, до самого основания, парень прикончил её и сжег тело. Так было и будет всегда. Аминь.

Поцелуи продолжались. По коже девушки шла легкая дрожь и тихие стоны вперемешку с глухим хрипом разрушали тишину комнаты. Он медленно приподнялся и поднял на руках голое, изящное тело девушки. Глухим, тяжелыми шагами он вошел в темную комнату. Прошло уже больше двух часов. Снег продолжал мягко падать за окном. Уложив измученную Джессику на мягкий, бежевый диван он одним движением руки задвинул шторы и взял бутылку с коньяком. Приятный запах её тела, белоснежного дыма сигарет, и терпкого алкоголя.
Что может быть прекраснее?
Частенько он задавался этим вопросом, но так и не находил нужного ответа. Достав два бокала, он налил себе и ей. Он понимал, что на трезвую голову с её стороны все это казалось страшным, отвратительным. Но он тут же улавливал желание её плоти, её тело говорило и молило о другом. Достав так же две сигареты, он уселся рядом на диване и взглянул в её измученные, почти черные глаза в полумраке комнаты. Послышался звук наливаемой жидкости в прозрачные стаканчики и поджигание сразу двух сигарет. Посмотрев на неё, он усмехнулся и отпил только из своего бокала. Терпкий вкусный коньяк заглушил зов зверя в горле, и приятно расслабил. Совесть снова стала медленно стираться в памяти с каждым глотком все быстрее и быстрее. Он осушил свой бокал, и налил по второй. Облизав тонкие губы, он втянул побольше сигаретного дыма, и смочив губы спиртным, пододвинулся к миловидному личику Джесс, которое притягивало и манило. Придвинувшись плотно к её губам, он нежно начал поцелуй, пытаясь не настаивать и выдохнул ей в рот побольше сигаретного дыма.
Операция "Б" или укрощение строптивой. А она достаточно симпатичная. Мда Пит, вечно ты со своими маньяческими замашками все портишь. Слушай заткнись совесть, и не мешай мне творить чудеса. Какой есть, такой есть и меняться не собираюсь.
Отрезав окончательно голос совести из своего разума, парень стал медленно целовать девушку, не настаивая на более серьёзный поцелуй. Он ждал, пока она сама захочет поцеловать его. Когда сама попросит стакан с коньяком и горящую в его руке сигарету. Он терпеливо ждал. Он ценил...

Отредактировано Pit Aivery (2010-02-06 11:47:21)

+1

19

А мы не ангелы, парень.
И так сейчас взгляду девушки предстал парень лев, который стремился подчинить себе все и вся только ради собственного удоволтворения. Причем он считал, что все так и должно быть как и сейчас. Ох, этот мужской эгоизм, сколько крови он портил любой женщине, так что про Джессику можно было и промолчать. А ведь он просто использовал ее. Да, получил удовольствие - молодец. А что в итоге: дети, перекошенные судьбы и толпы сломанных характеров. Неужели, они каждый раз добиваются только этого. А как же любовь? Про которую всем втирают с детства. Слава Богу, Джесс вылетела из ряда этих марионеток. У нее была мать. А у матери была работа. Благодаря которой у них было все. Только любви не было. Как и не было добрых чувств, как и не было характера и полезных привычек. И почему-то мир, который окружал ее с детства, она ему верила, хоть и наделясь, что может с ней все будет немного по-другому. С~час. Как показало равнодушное сегодня - такие гены передаются по наследству. А значит родится еще такая же Джессика, душа которой будет подвержена взрослению еще в детстве. Но сейчас не об этом. Особи мужского пола всегда так уверены, что окружающие их представительницы противоположного пола будут подчиняться только им и отдаваться сразу же. У них странное представление о мире. Представление о том, что они властителины. А среди женщин слабых нет. Даже среди тех, что гастролируют по дорогам России. Нет. Наверное, это в честь того, что вокруг себя любая прекрасная особа может создать мини-театр, со своими комедиями и драмами, сатирами и трагедиями. Причем каждый мужчина с такой радостью поверит в эту прозрачную дымку, прекрасную сказку, что было так приятно для любой женищны. Их всегда считали ангелами, но за свое коварство они были так схожи с самим дьяволом, что даже в какой-то степени вызывало удивление. И в прочем, кто хотел получить, тот получал. Кому осточертело, уходил. А в этой комнате была довольно-таки спорная ситуация. Оба были слишком горды и эгоистичны. Он хотел получить, а она не хотела через себя переступать. Наверное, это было бы для нее слишком обидным, слишком страшным, чего она никогда не допустит. Кто-то может заикнуться о том, что она спала с бизнесменами. Да, этот факт он есть в ее биографии, но вещи немного разные. В какие-то моменты она к любому человеку может почувствовать симпатию, пусть это и на фоне денег, но все равно... А то, что все заканчивалось сигаретами ранним утром, это уже проблемы других - Джесс это не пугало.
Пит, как говорится, сегодня на экскурсии. Новая обстановка, новая жертва, новые приключения. Он прогулялся по направленному Тиар адресу и похоже, что осталася доволен. Только он вернулся. Черт побери. Что ты с ней делаешь? Что? У тебя все получится только на одну вторую. Она сейчас придет в себя. Беги отсюда. Зачем тебе этой ночью конфилкты с совестью? Зачем? Она {совесть} и так тебя не любит, зачем ухудшать положение. Ты ведь знаешь свои грехи... Ты просто не хочешь их вспоминать, а совесть это не волнует. Он целовал эти измученные, искусанные губы, стараясь выпить их... Во рту был вкус крови. Аромат его тела кружил голову. Нет, у нее просто кружилась голова. Ей было плохо. А может и усталость. Я вам напомню про то, что у нее основная способность - пси-атака, а значит, что все эмоциаональные передряги  сказываются крайне плохо. А здесь не передряга. Здесь нечто большее сравнимое только с ядерной бомбой. А ей было холодно. На ламинатном полу, от его ледяных губ и рук, какое бы удовольствие они не приносили. Вампир взял ее на руки. В какой-то момент она положила свою голову ему на плечо, все слишком далеко зашло, ей было слишком безразлично. Ощущая себя на мягком диване, стало легче. Пелена медленно начала исчезать давая волю новым мыслям. В комнате стало темно. Закрытые шторы? Это еще не конец? Ты рехнулся? А черт его знает. Вы похожи.. .Она при встрече о-бя-за-тель-но передаст. Он присел рядом на диван. Ее органы чувств были притуплены. Она слишком была похожа на куклу, фарфоровую куклу. Только не хватало атласного кружевного платьица и, чуть не забыла, пышных завитых локонов. Итак, через несколько секунд по комнате разнесся аромат его любимого коньяка. У Тиар во всех смыслах слюнки просто потекли, но она гордо уставилась в спинку дивана. Она такая бежевая. Он еще и прикурил. Джесс, спокойствие, только спокойствие. Ты сможешь, ты сильная. Час ты без сигарет точно продержишься. Да, еще один невыносимый час. Придется потерпеть. Но ты сможешь. И где только ростят таких ублюдков. Происходящие принимало образ пытки. Он поцеловал ее, вдыхая в рот сигаретный дым. Назло всем, Джессика раскашлялась, с гордым видом продолжая смотреть куда-то. Пока желание спиртного и табачного не терзает душу, можно еще потерпеть. Но вопрос состоит в том, кто окажется терпеливее. Она не попросит. Не попросит. Сдохнет, но просить не будет. А его губы играли с ее, мягко, ненавязчиво. А нужно поиграть с ним. Все еще опираясь на связанные руки, она медленно прикусила его нижнюю губу, а потом как бы замаливая свой поступок сладко поцеловала его.

+2

20

Интересно если человека очень долго мучить он будет что-то предпринимать? В данном случае, когда Айвери пытался не настаивать, пытался идти другим путем, она сначала сопротивлялась. Сопротивлялась словно загнанная в угол пантера. А ведь она была действительно на неё похожа. Красивая слаженная фигурка, которая даже в оголенном виде притягивала взор. Только сейчас в полумраке комнат, он смог разглядеть её как следует. Она была действительно притягательна. Такая хрупкая и в то же время имеющая громадный стержень внутри. Она не боится его, и он подсознательно это чувствует.
Ведьма определенно. Один только этот взгляд чего стоит. А манера держать себя? Ведь она курит, и пьет. А сейчас, при моей попытке вдохнуть в её славный ротик дым, она кашляет и делает вид, что совсем не курящая. Потрясающий индивид.
Размышления плавным, каким-то тихим потоком стали посещать его голову, помогая опираться на частички реальности, которые плавно стирались, под сигаретными пологом дыма и кружевом алкогольной пелены, которая попала в его голову. Она сопротивлялась не долго. Ведь это тоже самое, что сопротивляться бурному течению водопада и плыть против него. Рано или поздно твои силы будут на исходе и ты повернувшись головой по сторону течения, плавно прикроешь веки, опустишь руки на бурлящую трясину и поплывешь. Или тот же самый яркий пример с болотом. По началу ты неистово брыкаешься и кричишь, как в самом начале Джессика упиралась и даже ударила в пах вампира. Потом пытаешься, что есть сил схватиться за рядом растущие деревья или кусты, в данном случае она отводила лицо, и пыталась не дышать, не шевелить губами. А потом тебе становиться все равно, когда трясина плавно почмокивая поедает тебя без остатка. Так же и здесь. Под черным омутом больших, выразительных глаз, под дурманящим запахом его тела и сильных, точеных мускул, Тиар медленно стала сдаваться. Или это только начало? Вампир был не из дурачков с улицы, и прекрасно понимал, что она начинает играть по его технике. Она поддалась ему и сейчас стала нежно покусывать его тонкие губы, а потом как бы извиняясь награждать поцелуем. Несомненно приятно. Очаровательно возбудимостью. Медленно касаясь в такт её губам своими, он руками решился развязать её руки. Зачем мучить столь прекрасное создание? Думаю не за чем. Рука резко и быстро сорвала шарф плотно перевязанный на кистях рук и через несколько секунд он был откинут в сторону на пол. Пит оторвался от её манящих губ и сел на против, разглядывая её черты лица. Девушка была явно сбита с толку. Ещё пару минут назад, он в грубой форме трахал её так как хотел, а уже сейчас он сидит на против, словно изысканный художник и любуется её формами.
-Послушай Джессика - разрезал голос тишину, спустя небольшой промежуток времени -Я поступил не галантно - начал свою великую эпопею игры вампир.
-Кто же так делает? Пришел к девушке за долгом, не получил в нужный срок и сразу накинулся с замашками. Не прав, приношу извинения, как бы это смешно сейчас не звучало.
Он слабо улыбнулся и достал новую сигарету, наполняя бокал алкоголем вновь и вновь. Он не хотел грубого секса, он хотел трахнуть именно её душу, поддеть где-то изнутри. А ведь он был не плохим психологом и прекрасно разбирался в женских душах.
-Поэтому я собственно и развязал тебе руки...Твое право сейчас, даже дать мне пощечину. Договорил он, отпивая и вытягивая из носа дым. Конечно пощечина для него ничего не будет значить, так как его мраморная кожа этого не пропустит, но это позволит девушке обиженной его поведением выпустить пар. А ночь ведь ещё впереди, им не куда спешить...

+1

21

Игра только начиналась. Похоже парень уже сделал свои ставки на то, что Джессика сдалась и больше не будет предпринимать попыток к побегу. Эх. Он очень плохо ее изучил и слишком сильно любил себя. Джесс продолжала рассматривать вампира, сидящего у нее в ногах. Красив, чертовски красив. Мраморная кожа. Сильные точеные мускулы. Лицо, словно вырезанное из опала, но без черных прожилок, которые так свойственны этому природному богатству. Каштановые вьющиеся волосы длиной по плечи. О да. За ним обязательно бегали все девчонки его школы, потом института, если, конечно, он там был. А став вампиром, он получил бесценный бонус - он стал бессмертным. А значит, он уже никогда не мог состариться и мог пользоваться своей красотой до той поры, пока его не убьют. А она-то уж знала, что таких представителей темного мира убить сложно... Значит, он трахнет еще много красивых девушек, причем на протяжении нескольких веков. О боже. Он видимо совершенно не привык жить по-другому. Он привык купаться в алкоголе и утопать в сигаретном дыме, затем заливать все это кровью и в итоге искать кого-то, кто попадет ему под руки и ублажит его тело. В один из таких знаменательных дней он и ввалился в номер Тиар. Может она и сдалась, но на ближайшие несколько минут. Пока что она его целовала, а он в ответ ласкал ее губы. Стараясь получить максимум удовольствия от происходящего. А что? Ей хоть что-то хорошее должно было запомниться от этого вечера, точнее ночи. Она чувствовала, что он уже не уйдет. А значит то, что было повториться за ближайшие часы несколько раз. Ее этот вариант не устраивал, но вариант был и он лежал в шкафу. В виде катаны и Беретты. Но дело было в том, что если она даже и доберется до пистолета... В вампира ей нужно высадить минимум половину обоймы, а она успеет выстрелить от силы один-два раза. А потом... потом он настигнет ее. Прижмет к стене. И если не трахнет, то убьет. После произошедшего хотелось сдохнуть, но не от его рук. Она медленно целовала его. И вот... момент, стоящий, наверное, миллиона долларов. Ее руки получили свободу. Нет, ни капли удивления, она не была ошарашена. А вела себя так, словно ей эта ситуация была привычна. Как только он оторвался от ее губ, она улыбнулась и с удовольствием рухнула на угол между подлокотником и спинкой дивана. Рука дотянулась до столика, прихватив сигаретную пачку и зажигалку. Губы медленно зажали сигарету, а она прикурила. Джессика затянулась с величайшим удовольствием, с которым не затягивалась еще ни разу в жизни. Выпуская сигаретный дым через рот. Глубочайшее наслаждение. Джессика, прикрыв глаза, наблюдала за вампиром, который начал свою речь. Еще одна затяжка. И Тиар начала смеяться. Нет, хохотать. Нет, грубо говоря, истерически ржать. Нет, это не сигареты. Это слова Пита. Действительно. Она слишком хорошо знала мужскую психологию. За несколько лет своего существования она изучила мужское поведение. И вот. Сидят они. Он считает, что изучил ее характер. Она думает, что знает каждый его шаг. Он волочится за каждой женской юбкой, которое может ему хоть что-то дать. А она флиртует, пользуясь своей внешностью, а если мужчина обладает состоянием более миллиона, то может и переспать. Не правда ли прекрасное сочетание, они дополняют друг друга до идеальной пары. Но им придется разойтись по разные стороны баррикад, или кто-то ошибся в своем мнении. Как говорится, время покажет. Джесс успокоилась. Затянулась, рассталась с сигаретой и проговорила. - Из тебя получился бы хороший актер. Ах, сцена потеряла такого артиста. Ты свои замашки удовлетворил? Только теперь Тиар растерла руки. Уже проглядывались синие следы оставшиеся от шарфа и его захватов. Она с сожалением вздохнула и пристально посмотрела на синие полоски кожи, потом на Айвери. - Твоих рук дело, из-за тебя теряю вид. Пощечина слишком мало для тебя. Да и... Знаю я про вампиров и про регенерацию слышала. Ты мне объясни, зачем мне колотить манекена? Тиар поднялась на ноги. Хотя перед этим отсиделась на диване. Поднялась. Нет, ее уже не шатало и не трясло. Она направилась к шкафу. Взять одежду. Вампира она оповестила о своих планах: - Ты можешь и оставаться, но я хочу в душ.

+1

22

-У нас с ним волшебная любовь.
-Это как?
-Это мы трахаемся, и я исчезаю

Истинный мужчина тот, кто всегда и во всём ведёт себя по-мужски и не боится не только принимать решения, но и нести ответственность за них...
В данный момент Айвери боялся, боялся за свое достоинство, ведь эта девушка была далеко не самой простой, которые попадались ему на пути. Да он получил своё, да он получил удовольствие, а ведь она не получила его, так как стиснув зубы и кулаки до белых костяшек терпела издевательства. Сейчас она смеется, как-то истерически, как-то глупо и нелепо. Она не верит ему. А откуда может быть доверие, если это не человек? Откуда может появится дружба, и какие-то дальнейшие чувства? Она явно не верила ему, а он в свою очередь затирал ошибки и дырки в своем актерском мастерстве. Девушка закончила свой истерический смех, потерла запястья и начала сухой, какой-то мертвенный диалог.
-Ну-ну, зачем быть такой грубой и отчаянной? - начал повествовать вампир, допивая остатки вина из своего бокала. Сигарета медленно горела в его тонких, белоснежных пальцах. Он улыбался, он усмехался. Усмехался над тем, как произносила слова Джессика. Как она двигалась, как она дышала. Как смешно, было наблюдать за раненным в душу человеком. А ведь подонок Айвери умел так делать. Умел ранить в самый эпицентр души, зародить там хаос и ненависть к себе. Ему нравилось наживать врагов, ему нравилось калечить судьбы.  Девушка поднялась на ноги, и отправилась в сторону шкафа за своими вещами. Парня она оповестила позже, что собирается в душ. Ему она "разрешила" остаться. Когда девушка удалилась в ванную, вампир налил себе снова полный бокал вина и усмехнувшись произнес сам себе:
...я буду твоей глупой историей.... - голос звучал металлическими оттенками, не имел сейчас никакого смысла. Был просто резиновым, каким-то сухим. Вновь зажженная сигарета, снова быстрые глотки крепкого, терпкого вина. Допив его до конца, он поднялся с дивана, и направился изучать комнату девушки. Все было в строгом, каком-то спокойном стиле. Глаза разглядывали каждую мелочь, обнаружили оружие и улыбка поползла на лицо.
Боже мой, смотрю я на этих охотников и думаю, какие они жалкие существа. Их десятки, нас миллиарды, с каждой секундой появляется новый вампир, а раса человечества постепенно сокращается нами. Это так смешно...
Мысли медленными, тихими потоками проникали в сознание парня. Он услышал краем уха то, что вода в ванной зажурчала. Она уже мылась. Подняв голову чуть вверх, его взгляд наполнился маниакальным блеском, губы поджались в тонкую линию. Сняв с себя рубашку, брюки, трусы, и все остальные части одежды, он быстрыми шагами пошел в сторону ванной. Дверь конечно же была не заперта, да для него замки были пустяковым делом. Открыв аккуратно двери, вампир погасил свет в помещении и зайдя, закрыл за собой дверь на замок. Джессика явно не поняла его хода мыслей, слышно было, как сильнее забилось её сердце, как она замерла и в темноте пыталась разглядеть парня. Вампир легким движением запрыгнул в ванную и подкрался к ней со спины. Руки обвили тонкую точеную талию, и прижали к себе. Он ощущал её запах, который сводил с ума, заставлял трепетать горло и сгорать в черном пламени зверя.
-Надеюсь, ты будешь не против, если я потру тебе спинку - с улыбкой прошептал на ушко вампир, и взяв аккуратно мочалку из рук девушки, стал водить мягкими, круговыми движениями по её спине. Возбуждение постепенно нарастало, он находился с ней так близко, так дерзко рядом. Его член снова приподнялся и уперся в упругие бедра Тиар. Он снова хотел её, только теперь не насильственно, теперь должно было быть все по другому. Так хотел он...

Отредактировано Pit Aivery (2010-03-17 09:45:37)

+1

23

Девушка медленно шла по комнате, собираясь с мыслями, пытаясь изгнать из них все отрицательное. Но идти против своей природы было очень и очень трудно. Вспоминалось многое. "Вот так бы взять, и заехать по твоей смазливой морде. Да так, чтобы кровь пошла, хотя бы из носа.
Но ты, сука, мачо и реветь не станешь. У тебя же с собой вагон пафоса даже когда ты выносишь мусор. [c] .pum. А действительно, зарядить хотелось, очень хотелось. По его красивому лицу. Только так, чтобы причинить ему хоть какую-то боль, хоть малейшую. Чтоб он почувствовал, прочувствовал до малейшей капли все, что пережила она за последние часы."
Вспоминалось и сейчас, в голове бродило неумолимое количество мыслей, которые все трудно было унять. А хотелось выпить. Чертовски хотелось. Чтобы как-то заглушить в себе этот беспрерывный поток мыслей. А что же отказывать себе в желаниях, когда до них всего лишь рукой подать... И он хоть как-то должен откупиться за то, что сделал с ней. Нет, даже если он трахнет ее, принеся хоть несколько капель удовольствия, он не окупит и малой части того, что он натворил. А за свои поступки надо платить... Джесс не твердой походкой подошла к столику, наливая себе коньяка. На ней уже была черная шелковая рубашка, доставшаяся ей "в наследство" от какого-то приятного ночного приключения. Какого именно она уже не помнила. А нужно? Глоток, еще один. И бокал пуст. Она еще раз налила в бокал коньяка. И с усмешкой посмотрела на Пита. - А что-то не нравится? Твое детище, любуйся.
Тиар медленно выпила еще бокал коньяка. Как ни странно, но любимый алкогольный напиток не ударял в голову. Не хватало только этого. А хотелось, чтобы он вдарил в голову и как можно быстрее. Чтобы наконец можно было расстаться с этой чертовой реальностью и кануть куда-нибудь в эпицентр галлюцинаций. Но с этим пока что был облом, Джесс подобрала кое-какие вещи и побрела в ванную. К счастью, она не расслышала слова Айвери, насчет глупой истории. Она не любила читать короткие рассказы, в них все еще оставалась какая-то странная недоговоренность. Хотя бы повесть, чтобы можно было разобраться кто с кем и зачем. От вампира не доносилось ни одного звука. Поэтому она медленно сняла с себя рубашку, наслаждаясь тем как мягкая ткань, щекоча и играя, спускается по телу. После она уже повернула кран с ледяной водой, вставая под струи. Ледяные струи били по лицу, по телу, пытаясь выбить из тела всю дурь, всю муть, которая приключилась с ней сегодня. А так хотелось забыть и забыться. И вот через несколько моментов вода стала горячей, обжигающе горячей. Ей не хватало тепла. Никто из ее бывших или настоящих просто не задумывался или не догадывался о том, почему она так долго всегда стоит под душем, жадно впитывая горячие струи воды. Ей словно не хватало чего-то. И вот. Погас свет. Она лишь вздрогнула и начала ждать. Ждать, когда Пит появится рядом. Потому что это не было простым отключением света, она слышала его дыхание. Он был где-то рядом. И вот. Он уже рядом, слишком близко, чтобы быть просто рядом. Она ощутила, что он вновь возбужден. Она слабо крикнула: - Нет!, а потом что-то изменилось. Может действовала близость мужского тела, столь пьянящая и одурманивающая, а может и наконец-то коньяк ударил в голову. Наркотики, алкоголь и сигареты последнее время слишком поздно начинали действовать. Если несколько секунд назад она что-то попискивала, имея четкое против, то теперь она прижала Пита к стене, впиваясь в его губы поцелуем.

+1


Вы здесь » Vampires | Stetford story » Флешбеки » Долги бывают разными {Pit Aivery & Jessica Tear}


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC